НАВИГАЦИЯ
`

Первые совместные спектакли. Бенуа – первый художник-постановщик в истории театра

Станиславский доверяет Бенуа не только художественную, но и постановочную часть работы над спектаклями. «Он слушает, охотно идёт на всякие пробы и хочет понять секреты сцены…»

Первой пробой нового содружества становится «Месяц в деревне» в оформлении Добужинского: вместо традиционных для МХТ строенных и обычно аскетических по цвету декораций — тщательно разработанная система живописных завес. Но Станиславскому особенно хотелось привлечь к работе Бенуа. Речь шла не просто о приглашении декоратора; вторжение художника в режиссуру было неминуемым: лучший путь к эстетической целостности спектакля Бенуа и прежде искал в совмещении функций декоратора с активным участием в самой постановке. Предложенные им взаимоотношения театра и художника, да и сам процесс работы над спектаклем были необычными для МХТ. Прежде театр заказывал декоратору оформление, когда разработанный режиссером постановочный план становился ясным; теперь Бенуа — постановщик и художник — сам должен выбрать пьесу, наметить план спектакля и исполнить эскизы; лишь после этого начиналась работа с актерами. В его «репертуаре» исключительно классическая драматургия: крупнейший комедиограф французского XVII века Мольер, реформатор итальянского театра XVIII века Гольдони и, конечно же, Пушкин. Он и в драматургии остается страстным поклонником и пропагандистом классики. Особенно теперь, в годы жестокого репертуарного кризиса, когда русскую сцену наводняли бульварно-обывательские и натуралистические пьесы.

Работа над первым спектаклем: «Мнимый больной» Мольера. Бенуа – первый в истории русского театра художник-постановщик

При подобных условиях художник становился уже не только полноправным соавтором спектакля — роль его в театре угрожала стать доминирующей. Станиславский, однако, принял все предложения мастера. МХТ начал работу над «Мольеровским спектаклем»: «Мнимый больной», «Брак поневоле», «Тартюф». В ходе репетиций Станиславский и Бенуа как сопостановщики «Тартюфа» и «Мнимого больного» установили близость взглядов и творческих принципов. При этом художник видит в Станиславском великого «учителя живой правды», «пример прирожденного театрального деятеля». Не остается в долгу и режиссер: «Самый восторженный Ваш почитатель» — подписывается он в одном из писем. «Бенуа оказался очаровательным,— сообщает Станиславский В. В. Лужскому.— Он слушает, охотно идет на всякие пробы, переделки и, видно, хочет понять секреты сцены. Он прекрасный режиссер-психолог и великолепно и сразу схватил все наши приемы и увлекся ими. Очень трудолюбив. Словом — он театральный человек». «Бенуа мне нравится»,— вторит ему Немирович-Данченко, сопостановщик Бенуа по «Браку поневоле».

Сценография спектакля «Мнимый больной»

Сценография «Мнимого больного» выдержана в жанровом плане — французский XVII век воссоздается в своей будничной характерности; историческая достоверность сочетается с открытой комедийностью. Сцену заполняет живопись — тактичная и скромная, опасающаяся «подавить актера», а наряду с ней в сферу пристального внимания художника включены не только костюмы и грим, но и бутафория — любая бытовая подробность, будь то карманное зеркальце, половая щетка либо клистир, должна полностью соответствовать стилю и эпохе, помогать формированию на сцене цельного художественного «ансамбля». Одна из задач оформления — способствовать «вхождению актера в образ», вызвать на сцене физически полнокровную атмосферу жизненных реалий, когда настроения, переживания, слова рождаются естественно и искренне — этого требует «система Станиславского».

Воспринимаемый зрителями как праздник красок и смеха, «Мольеровский спектакль» был встречен единодушным восторгом критики: «Союз Художественного театра и Бенуа дал великолепный результат». Пресса отмечала заметное влияние мастера на режиссуру Художественного театра.


Читайте также...

Партнёрские ссылки:

установка гбо цена